petro_gulak: (... and the Bookman)
“There are some that are not pleased with fiction, unless it be bold; not only to exceed the work, but also the possibility of Nature; they would have impenetrable Armours, Inchanted Castles, Invulnerable Bodies, Iron Men, Flying Horses, and a thousand other such things, which are easily feigned by them that dare. Against such I defend you (without assenting to those that condemn either Homer or Virgil) by dissenting only from those that think the Beauty of a Poem consisteth in the exorbitancy of the fiction. For as truth is the bound of Historical, so the Resemblance of truth is the utmost limit of Poetical Liberty. In old time amongst the Heathen, such strange fictions and metamorphoses were not so remote from the Articles of their Faith, as they are now from ours, and therefore were not so un pleasant. Beyond the actual works of Nature a Poet may now go; but beyond the conceived possibility of Nature, never.”
(Answer to Davenant's Preface to Gondibert, 1650)

Найдено в "Ансибле": http://news.ansible.uk/a352.html#13

Fields

Jan. 17th, 2016 11:55 am
petro_gulak: (... and the Bookman)
http://io9.gizmodo.com/this-1917-map-of-fairyland-is-like-a-wheres-waldo-of-fa-1753349693

Карта Фейриленда, нарисованная в 1917 году: синхронно с "Книгой утраченных сказаний" Толкина.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Душераздирающая история от [livejournal.com profile] ermenengilda.

"When any one was the object of Rossetti's devotion, there was no extravagant length to which he would not go in demonstrating it. He bought a white bull because it had "eyes like Janie Morris," and tethered it on the lawn of his home in Chelsea. Soon there was no lawn left—only the bull! He invited people to meet it, and heaped favors on it until it kicked everything to pieces, when he reluctantly got rid of it.
His next purchase was a white peacock, which, very soon after its arrival, disappeared under the sofa. In vain did Rossetti "shoo" it out. It refused to budge. This went on for days.
"The lovely creature won't respond to me," said Rossetti pathetically to a friend.
The friend dragged out the bird.
"No wonder! It's dead!"
"Bulls don't like me," said Rossetti a few days later, "and peacocks aren't homely."
It preyed on his mind so much that he tried to repair the failure by buying some white dormice. He sat them up on tiny bamboo chairs, and they looked sweet. When the winter was over, he invited a party to meet them and congratulate them upon waking up from their long sleep.
"They are awake now," he said, "but how quiet they are! How full of repose!"
One of the guests went to inspect the dormice more closely, and a peculiar expression came over his face. It might almost have been thought that he was holding his nose.
"Wake up, little dormice," said Rossetti, prodding them gently with a quill pen.
"They'll never do that," said the guest. "They're dead. I believe they have been dead some days!"
Do you think Rossetti gave up live stock after this? Not a bit of it. He tried armadillos and tortoises.
"How are the tortoises?" he asked his man one day, after a long spell of forgetfulness that he had any.
"Pretty well, sir, thank you.... That's to say, sir, there ain't no tortoises!"
The tortoises, bought to eat the beetles, had been eaten themselves. At least, the shells were found full of beetles.
And the armadillos? "The air of Chelsea don't suit them," said Rossetti's servant. They had certainly left Rossetti's house, but they had not left Chelsea. All the neighbors had dozens of them! They had burrowed, and came up smiling in houses where they were far from welcome."

Ellen Terry, The Story of My Life
petro_gulak: (... and the Bookman)
Потому что не бывает серьезных сказок; серьезная сказка - не сказка; реальной сказка быть не может.

"Театральная критика не была готова воспринимать серьезную сказку на сцене и почти единодушно оценила пьесу ["Снегурочка"] как неудачу. Так, В. П. Буренин писал, что "из-под его [Островского] реального пера, нарисовавшего столько жизненных образов “темного царства”, начали выходить призрачно-бессмысленные образы Снегурочек, Лелей, Мизгирей и тому подобных лиц, населяющих светлое царство берендеев – народа столько же глупого, сколько фантастического. <…> Сравните “Снегурочку" с “Своими людьми” или с “Грозой”: какое безмерное расстояние между этими произведениями!"; С. Т. Герцо-Виноградский утверждал, что пьеса не способствует "уяснению наших отношений к явлениям социальной жизни" и не "является прогрессивным двигателем в нашей интеллигентной жизни". Даже критики, признававшие права сказки на существование на театральной сцене, считали ее чем-то несерьезным. В отзыве анонимного рецензента газеты "Голос" четко сформулированы существующие в русском обществе представления о сказке и возможностях ее воплощения на сцене: "…чарующее действие сказок именно и заключается в том, что они, силою изображаемых ими фантастических событий, переносят человека из мира действительной жизни: их любят дети, которым недоступно еще объективное отношение к окружающему, их любят простые люди, для которых все содержание действительной жизни исчерпывается удовлетворением своих ближайших потребностей; но хорошая сказка подействует и на вполне развитого человека, голова которого устает, по-временам, от аномалий и противоречий обыденной жизни", а "Снегурочка" – "не сказка: в ней так много реального, постановка ее так искусственна, так натянута, что самое сильное воображение не в состоянии перенести зрителя, будто бы, в изображаемый ею сказочный мир".
(А. И. Рейтблат. Пьесы-сказки в русском театре второй половины XIX - начала ХХ века)
petro_gulak: (... and the Bookman)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dreiviertel в Истории на полях


С этой биографией у меня, похоже, все выходит, как завещал великий Профессор: закапываешься в интереснейшие мелкие виньетки по краям и забываешь о главной нити повествования. Буду постить виньетки сюда.

Виньетка первая. Про одного юного любителя фей и всего эльфийского, а также германских древностей, не говоря уже о героях по имени Эарендель.

Однажды один молодой автор написал... произведение. В произведении фигурировал герой по имени Ариндаль, который воспылал страстью к дочери эльфийского короля. Она поклялась отречься от бессмертия, чтобы быть с любимым, но ее папа поставил герою невыполнимое условие, с которым ему не мог помочь даже волшебник. Дальше идут куча всяких сложностей, битвы, осады, клятвы, обманы, казалось бы погибшие, но чудом выжившие дети Ариндаля и эльфийской принцессы (близнецы, вестимо). Как пишет Википедия, "Already Arindal can feel his sanity slipping." А, и еще жена является Ариндалю в облике животного - белой лани, самособой. :)

В завершении произведения Ариндаль получает волшебные доспехи и чудесным образом добирается до заколдованной страны эльфов. Король дарует и ему, и его возлюбленной бессмертие при условии, что они навсегда будут лишены возможности вернуться в земли смертных.

Сюжет произведения отчасти заимствован из средневерхненемецкой поэмы "Орендель", которая, возможно, как-то связана с той же традицией, что и германский Аурвандиль-Эарендель (который каким-то образом связан со звездами).

Год шел 1833й, автору было 20 лет, звали его Рихард Вагнер. Подробнее об опере "Феи" можно прочитать хотя бы здесь.

До 1914 года и поэмы "Voyage of Earendel" 22-летнего студента Толкина оставалось 80 лет. Самое смешное, что совершенно не исключено, что он эту раннюю оперу Вагнера вообще не знал. Но весь XIX век феи носились в воздухе буквально. Толкин вырос из всей предыдущей романтической традиции. Срочно хочу об этом книжку прочитать, она даже, кажется, есть.

PS Кстати, отца Гамлета, настоящего, у Саксона Грамматика, тоже звали Горвендилем. Больше это имя, кажется, нигде в европейской традиции не всплывает.

petro_gulak: (... and the Bookman)
http://theses.gla.ac.uk/1502/1/2003panesarphd.pdf
Gurdip Kaur Panesar.
Worlds Elsewhere: Studies in Some Late Nineteenth-Century and Early Twentieth-Century Romance.
Ph. D. thesis. University of Glasgow, 2003.

Судя по беглому просмотру - довольно любопытно по систематизации хорошо известного материала (и довольно близко к тому, что я сам в свое время пытался сделать в статье о британской колониальной прозе).
petro_gulak: (... and the Bookman)
Из домашнего журнала Ч. Л. Дод(ж)сона "The Rectory Umbrella".



Zoological papers: Pixies

The origin of this curious race of creatures is not at present known: the best description we can collect of them is this, that they are a species of fairies about two feet high [1], of small and graceful figure; they are covered in a dark reddish kind of fur; the general expression of their faces is sweetness and good humour; the former quality is probably the reason why foxes are so fond of eating them. From Coleridge we learn the following additional facts; that they have ‘filmy pinions’ something like dragon flies’ wings, that they ‘sip the furze-flower’s fragrant dew’ (that, however, could only be for breakfast, as it would dry up before dinner-time), and that they are wont to ‘flash their faery feet in gamesome prank,’ or, in more common language, ‘to dance the polka [2] like winking.’

From an old English legend [3] which, as it is familiar with our readers, we need not here repeat, we learn that they have a strong affection for raw turnips, decidedly a more vulgar sort of food than ‘fragrant dew’; and from their using churns and kettles we conjecture that they are not unacquainted with tea, milk, butter &cc. They are tolerably good architects, though their houses must unavoidably have something the appearance of large dog kennels, and they go to market occasionally, though from what source they get the money for this purpose has hitherto remained an unexplained mystery. This is all the information we have been able to collect on this interesting subject.

[1] So they are described by the inhabitants of Devonshire, who occasionally see them.
[2] Or any other step.
[3] A tradition, introduced into notice by the Editor.

(Взято здесь.)
petro_gulak: (... and the Bookman)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] b_a_n_s_h_e_e в Король-подменыш


Существует легенда, что английский король Карл Первый на самом деле был подменышем. Когда король Яков Первый останавливался в Данфермлинском дворце, однажды ночью он был разбужен криком няньки, присматривавшей за малюткой-принцем. По словам няньки, в комнату вошел старик и набросил свой плащ на колыбельку, а затем потянул к себе, словно забирал с собой и колыбель, и дитя. Няньке показалось, что это было существо не от мира сего. Кто-то из фейри похитил принца, оставив на его месте подменыша.

Так все было или нет, трудно судить, но холодное железо оказалось для Карла губительным.

petro_gulak: (... and the Bookman)
Когда-то в этом ЖЖ обсуждали вопрос, почему метро вошло в английскую литературу только через несколько десятилетий после его постройки. В недавней статье к юбилею Метрополитена нашлись интересные уточнения к тезису:

С годами лондонское метро становилось все более популярным: о нем слагали пьесы, романы и детские стишки, его сюжеты использовали художники для поздравительных открыток.
В изданном в 1896 году романе Ангуса Эбботта "Порождение фортуны" поезд прибывает на станцию "Чаринг-Кросс", "тяжело свистя, громыхая и скрипя".
Темные тоннели метро стали местом действия различных кровавых литературных историй, в том числе романа Джона Оксенхэма, в котором описывается история бывшего работника железной дороги, ставшего серийным убийцей.
Опус Оксенхэма оказался настолько реалистичным, что, по словам Сэма Маллинса, вызвал жалобы со стороны руководства одной из веток лондонского метрополитена - District Railway.
Любопытно, что великий сыщик викторианской эпохи Шерлок Холмс, живший напротив станции "Бейкер-стрит", впервые упоминает о метрополитене лишь в 1908 году в рассказе "Чертежи Брюса-Партингтона".

(Последнее неверно: уж не помню, где, но Уотсон однажды говорит, что вышел из метро. Да и не жили они "напротив".)

Как обычно бывает - новая тема входит через низовые тексты. Примерно так же было с "крепкой", "мужской" колониальной прозой: задолго до Хаггарда, Киплинга и даже до "Исповеди душителя"ее писали совершенно забытые сейчас женщины.
petro_gulak: (... and the Bookman)
В 1921 году утонул - видимо, утопился - Майкл Льюэлин-Дэвис, главный прототип Питера Пэна.
Какое-то время спустя Барри приснилось, что Майкл вернулся к жизни, не зная о своей гибели, но каждый год в годовщину смерти он снова тонет - и, значит, не становится старше. Барри записал в дневнике: "It is as if, long after writing P. Pan, its true meaning came back to me, desperate attempt to grow up but can’t".
petro_gulak: (... and the Bookman)
http://desturmobed.blogspot.com/
- блог Дугласа Андерсона (автор "Аннотированного Хоббита" и пр.), посвященный малоизвестным фантастам и сказочникам рубежа XIX-XX веков.

Wibelungen

Jul. 15th, 2012 11:33 pm
petro_gulak: (... and the Bookman)
Как оказалось, русский перевод трактата Рихарда Вагнера "Вибелунги" (1848), единственный раз опубликованный в 1913 году, выложен в сеть. Всячески рекомендую этот безумный текст.

Ожидаемое столь многими, в недавнем богатом чаяниями прошлом, пробуждение Фридриха Барбароссы захватило и меня...
Ко времени, которое большая часть сказаний разумеет под всемирным или великим потопом, когда северное полушарие нашей земли было покрыто водой приблизительно так, как теперь южное, величайший остров этого северного мирового моря мог быть образован высочайшею горною цепью Азии, так называемым Индийским Кавказом... Здесь место рождения всех религий, всех языков, всех царств.
petro_gulak: (... and the Bookman)
на сайте io9: рубрика "Викторианские "Хьюго" - лучшее с 1885 года и далее.
petro_gulak: (... and the Bookman)


Вышла в свет книга [livejournal.com profile] b_a_n_s_h_e_e и [livejournal.com profile] michletistka "Суеверия викторианской Англии". Я читал несколько глав - это замечательная работа, просто необходимая всем стренджистам и норреллистам.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Любителям фейрической живописи в ее эдвардианском изводе (Артур Рэкхем и Ко), конечно, известен художник Чарльз Весс, иллюстратор "Звездной пыли" и много чего еще.
Вот альбом его лучших работ с автокомментариями.
petro_gulak: (... and the Bookman)
[livejournal.com profile] alexvirochovsky выложил в свободный доступ свой перевод романа Э.Р. Эддисона "Змей Уроборос" (1922), одного из важнейших текстов "дотолкинской фэнтези".

"Я прочел книги Эддисона спустя много времени после их выхода в свет; и однажды с ним встречался. Я слышал его у мистера Льюиса в Модлин-Колледж: он читал вслух отрывки из своих произведений — из «Владычицы владычиц», насколько я помню. И делал это превосходно. Я читал его книги, от души наслаждаясь их чисто литературными достоинствами. Мое мнение о них почти совпадает с тем, что высказал мистер Льюис на стр. 104 «Эссе, посвященных памяти Чарльза Уильямса». [«Его вымышленные миры можно любить или не любить (лично мне нравится мир романа «Червь Уроборос», а вот мир «Владычицы владычиц» терпеть не могу), однако тема произведения и словесное ее выражение в противоречие не вступают».] Вот только персонажи его мне не нравились (за неизменным исключением лорда Гроу); и я презирал то, чем он, похоже, восхищался, — презирал куда сильнее, нежели мистер Льюис, во всяком случае, счел возможным сказать от себя. Эддисон считал то, чем восхищаюсь я, «мягкотелостью» (его собственное словечко: для него это был приговор без тени снисхождения, насколько я понимаю); а мне казалось, что, отравленный недоброй и, по правде говоря, вздорной «философией», он постепенно все более и более восхищался надменностью и жестокостью. К слову сказать, его систему имен я находил неряшливой и зачастую бестолковой. Однако, невзирая на это все, я по-прежнему считаю его величайшим и самым убедительным автором «придуманных миров» из всех, кого читал. Но никакого «влияния» он на меня не оказал".
(Толкин, 1957)
petro_gulak: (... and the Bookman)
Из книги Питера Смита "У.Б. Йейтс и Племена Дану"
...Итак, если Туата Де Данаан не служат гарантами клятв, не отвечают на молитвы иначе, как мог бы ответить и всякий смертный, и не требуют и не получают жертв, то считать их богами невозможно. Более того, они практически сами это подтверждают. Во-первых, многие из них вполне дружелюбно относятся к ирландским святым-миссионерам, а нечасто случается так, чтобы между соперничающими богами завязывалась дружба. Когда Патрик постился на горе Круахан Айгли (ныне Кро Патрик), к нему слетелась огромная стая могучих белых птиц. Согласно «Бревиарию Тирехана» (VII век), это были души всех святых Ирландии, прошлых, ныне живущих и будущих; согласно источнику IX века, «Vita Tripartita» («Трехчастное житие [святого Патрика]»), — «души, которым предстояло спастись»; но в эдинбургской редакции «Старины мест» утверждается, что эти птицы прилетели из Земли Обетованной. В «Разговоре стариков» Донн, сын Мидира (по-видимому, персонаж, объединивший в себе черты Эбера Донна и Мидира из Бри Лейт) вручает Патрику власть над всеми Туата Де Данаан. Вспомним также женщину из фэйри, действующую в «Приключения Конлы Красного»: она предсказывает пришествие Патрика, который «истребит ложный закон друидов».
Может показаться, что святой Патрик принимал эту дружбу весьма неохотно; так, он сам признает, что намерен изгнать Туата Де Данаан на необжитые равнины. Однако своего друга Каскораха, музыканта из фэйри, он освобождает от этого наказания и даже обещает, что тот будет допущен в рай. Но самый яркий пример приятельства между святыми и фэйри обнаруживается в житийной повести «Исчезновение Кенхомрака», в которой святой Кенхомрак часто навещает некий монастырь фэйри.

Profile

petro_gulak: (Default)
Mikhail Nazarenko

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
45 6 7 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 202122 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:55 am
Powered by Dreamwidth Studios