petro_gulak: (... and the Bookman)
sandman_6

Вышли в свет «Притчи и отражения» - шестой том «Сэндмена» Нила Геймана. Перевод, традиционно, Ефрема [livejournal.com profile] satharisа Лихтенштейна, редактура и комментарии, традиционно, мои.
Это одна из лучших частей «Песочного человека» и, пожалуй, лучшая для первого знакомства: девять рассказов, неочевидно связанных с основной сюжетной линией: истории нью-йоркского режиссера, императора Соединенных Штатов Джошуа I, Робеспьера, вервольфа, Октавиана Августа, Марко Поло, Орфея, Гаруна ар-Рашида и парламента грачей.
Гейман умело работает с историческим материалом. Я – не великий знаток античности, хотя, конечно, читал «Жизни двенадцати цезарей». В рассказе «Август» сюжет основан на трех эпизодах, которые я принял за чистую выдумку. И что же? Два нашлись у Светония, третий – у Диона Кассия; Гейман придумал только причинно-следственные связи.
На очереди – седьмой том, «Краткие жизни», с которого Гейман начал движение к Большому Финалу.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Нил Гейман, для игры "SimCity 2000" (1994):

Города существуют в пространстве и времени. С ходом времени они становятся личностями. Манхэттен помнит, как был захолустной фермерской землей. Афины помнят дни, когда живы были те, кто называл себя афинянами. Одни города помнят, как были деревнями, другие – пока что ничем не примечательные, личностью не обладающие – согласны ждать, пока не обретут историю. Города нечасто горды: они знают, что обязаны своей жизнью лишь случаю, причуде географии – широкой гавани, горному перевалу, слиянию двух рек.
Города пока что остаются на своих местах.
Ибо сейчас они спят.
Но где-то далеко уже погромыхивает. Всё меняется. А что, если завтра города пробудятся и отправятся в путь? Если Токио поглотит ваше обиталище? Если Вена заявится на ближний холм? Если город, в котором вы живете, возьмет да и уйдет, и завтра вы проснетесь, закутанный в тонкое одеяло, на равнине, где некогда стоял Детройт, Сидней или Москва?
Никогда не принимайте город как должное.
В конце концов, он больше вас; он старше; и он умеет ждать...
petro_gulak: (... and the Bookman)
I remember reading the 1880s Sweeney Todd penny dreadful, which wasn’t the first version of the story but is definitely the longest. The guy obviously had to do 12,000 words a month or 12,000 a week, it’s a little unclear at what interval they came out. And this thing is enormous. There was a point in the middle of one where he obviously ran out of things to say and he has all his characters go to the zoo, which at that time was the Tower of London, and they just obviously transcribed a catalogue of what they would have seen there. My heart bled for him across the generations.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Просветите, что это за портреты? (Нужно для комментариев.)
Извините за качество - уж какое есть.

001 002
petro_gulak: (... and the Bookman)
Тем временем: Нил Гейман и Дж. Уильямс III выпустили последний, шестой эпизод приквела к "Сэндмену" (Sandman Overture). Рисунок сделан очень интересно, а в целом слабовато; только для тех, кому позарез нужно узнать, что Вечные - дети Времени и Ночи, а также почему в 1916 году магам удалось пленить Морфея.

Тем временем: РГБ выложила крайне малодоступную книгу Александра Вельтмана "Предки Калимероса. Александр Филиппович Македонский" (1836) - один из самых странных русских историко-фантастических романов (как утверждают, первая в России история о путешествиях во времени).
petro_gulak: (... and the Bookman)
- вышел пятый "Сэндмен".



Автор - Нил Гейман, основной художник - Шон Макманус, обложки Дэйва Маккина, предисловие Сэмюеля Дилэни, перевод Ефрема [livejournal.com profile] satharisа Лихтенштейна, редактура и комментарии мои.
У Геймана и Маккина это самый любимый том "Сэндмена". Но, кажется, только у них.
petro_gulak: (... and the Bookman)
А тем временем - "Азбука" выпустила "Пору туманов", четвертый том комикса Нила Геймана "Сэндмен". Переводчик - Ефрем [livejournal.com profile] satharis Лихтенштейн, редактура и примечания мои.



Эпиграф к комментариям:
"– Добрый вечер, Дживс.
– Доброе утро, сэр.
Я удивился.
– Разве сейчас утро?
– Да, сэр.
– Вы уверены? За окнами совсем темно.
– Это туман, сэр. На дворе осень – вы, конечно, помните: "Пора туманов, зрелости полей..."
– Пора чего?
– Туманов, сэр, и зрелости полей.
– А-а, ну да, конечно".


Это история о Люцифере, похожем на молодого Боуи, и об аде, в котором не обязательно оставаться. Гейман говорил, что его вдохновили слова Тейяра де Шардена: "Ты повелел мне, Господи, верить в ад. Но Ты совершенно недвусмысленно запретил мне считать кого бы то ни было осужденным".
В общей же структуре "Сэндмена" "Пора туманов" примечательна тем, что в ней сюжет и фабула расходятся наиболее явно. С точки зрения последней значение имеют два периферийных диалога, по странице-две каждый, - они аукнутся в девятом томе; но без "Поры туманов" не понять, почему Морфей в том же девятом томе примет важнейшее решение.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Из интервью Пратчетта - о его дружбе с Гейманом:
"...There was never any serious disagreement in Good Omens. There was never a fight or anything. It's true, though, that our relationship wobbled a little when a movie was first in prospect. I felt that what Sovereign were doing was completely and utterly disemboweling the story; and Neil, God bless him, thought, "Well, if we hang in there... if we kind of stay on the train, maybe we can steer it." And I would yell, "It's a train! It's on tracks!" That caused a certain coolness, I think."
petro_gulak: (True Neutral)
Как оказалось, не все смотрели фэнский клип на песню Геймана о Жанне д'Арк. Почти шестьсот лет прошло, а британцы не забыли (см. хотя бы шекспировского "Генриха VI") и не простили.
Когда я наконец соберусь написать о лондонском Worldcon'е, скажу и об этом: как во многих выступлениях, но особенно у Джона Клюта, сквозило: да-да, конечно... постколониализм, мультикультурализм, да-да... но мы же всё равно круче всех, и вы это знаете, правда?

petro_gulak: (... and the Bookman)
Фоном - прошлогодний радиоспектакль по "Neverwhere" Геймана (телесериал, кстати, тоже был весьма неплох). Сюжет помню, вслушиваться не нужно, поэтому - одно звучание.
Джеймс Макэвой (Ричард), Натали Дормер (Дверь), Энтони Хэд (м-р Круп), Софи Оконедо (Охотник), Бернард Криббинс (Олд-Бейли), Кристофер Ли (Эрл) - и роскошный Камбербэтч в роли ангела Ислингтона (в TV - Питер Капальди). Когда ангел прошипел "He laughed. At me", я вспомнил, какого змия Камбербэтч сыграл в том же году.
(Для сравнения: включаю радиоточку - и слышу спектакль из крестьянской жизни с Гнатом Юрой в главной роли. Классика хороша, но, кажется, у нас что-то и попозже было?..)



Взгляд на процесс изнутри:

petro_gulak: (... and the Bookman)
У Нила Геймана Шекспир на премьере "Сна в летнюю ночь" желает коллегам: "Break a leg!" Между тем, если верить Википедии, первая фиксация идиомы в театральном контексте - 1939 год.
Скоро ли в исторических романах - скажем, о пушкинском времени - появятся "извиняюсь", "давай, пока!" и "волнительно"? А ведь неизбежно появятся.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Некий фрагмент у Геймана (псевдодревнее заклинание) оказывается перифразом из Лавкрафта. А Лавкрафт его взял дословно... ну, откуда приличный человек может что-то взять? Из Википедии Британской энциклопедии, как Булгаков почти всё брал из Брокгауза-Ефрона. А в Британской энциклопедии - цитата из "Опровержения всех ересей" Ипполита Римского.
И от всего этого интертекстуального многообразия ни один текст лучше не становится.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Из сообщения Нила Геймана, опубликованного в журнал "Дагон" (апрель 1987):

"В конце двадцатых – начале тридцатых годов один молодой английский писатель (которому, как и Лавкрафту, ничего не стоило сочинить письмо на двадцать тысяч слов) жил в Нью-Йорке, работал над книгами и либретто для мюзиклов.
Неудивительно, что Лавкрафт, отъявленный англофил, был его поклонником. Что П. Г. Вудхауз был поклонником журнала “Weird Tales” – пожалуй, тем более неудивительно. Пока что я не хочу распространятся о том, каким образом в мои грязные руки попала их обширная переписка. Довольно сказать, что я владею не только единственным романом, который они написали в соавторстве (варианты названия: "Морок над клубом “Трутни”"; "Это зов Ктулху, Дживс!"), но также фрагментами их мюзикла "Лето Некрономикона", в котором героиня поет бессмертные строки:

Я по жизни шла спокойным шагом
Сердце не решаясь никому открыть
Но лишь повстречавшись с гигантским липофагом,
Перед обветшалым мерзким саркофагом,
      Я поверила слу-ху,
      Что сам древний Ктул-ху
      Способен любить!

Сходство двух писателей – не только инициалов, но и биографий (вот лишь один пример из легиона подобий: обоих воспитали тетки) – заставляет задуматься, отчего же соавторство ни к чему не привело и держалось в такой глубокой тайне. Безусловно, роман проливает свет на многие их обсцессии. Здесь немедленно вспоминается сцена, в которой тетя Агата оказывается Ньярлатотепом, а также экспедиция Вустера и Псмита на трижды проклятые равнины Ленга, немало оживленная их нескончаемой перепалкой о галстуке-бабочке Берти".

petro_gulak: (... and the Bookman)
Есть такая фантастика, от которой (вне зависимости от ее литературных достоинств и недостатков) мне приходится лечиться фантастикой же, но, в некотором смысле, противоположной. Когда я прочитал "Битву королей" Мартина (до "Игры престолов", но это отдельная история), тут же схватился за томик рассказов Брэдбери: три, шесть, десять страниц, но не восемьсот без начала и конца! А вот сейчас - не дочитав "Океан в конце дороги" Геймана (и вряд ли буду дочитывать), снял с полки "Я, хобо" Жарковского. Совершенно по наитию, но, кажется, понял, почему: в гладком геймановском тексте решительно не хватает фактуры и правды вымысла, а уж с этим в "Хобо" полный порядок.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Можно долго говорить о том, почему Пратчетт - куда лучший писатель, чем Гейман (или даже: почему Пратчетт - писатель, а Гейман - так), но принципиальная разница между ними - в этике, а значит, и в эстетике.
В "Благих знамениях" Гейман смачно описал, как чудовищные личинки пожирают ни в чем не повинных лондонцев. Пратчетт потребовал (и добился) воскресения третьестепенных персонажей: "никто не должен погибнуть потому, что Антихрист жив".
В "Никогде" Гейману в кайф рассказывать о злодействах совершенно бесчеловечных господ Крупа и Вандермара, потому что... ну, потому что в кайф и они совершенно бесчеловечные. В "Правде" Пратчетт откровенно скопировал эту парочку, скрестив их с тарантиновскими Джулсом и Винсентом, - и понятно, зачем: потому что в Плоском мире, как и в "Криминальном чтиве", возможно искупление грехов. Не для всех; для одного из двух киллеров; но и это неплохо ("Один из разбойников был спасен. Приличный процент" - "В ожидании Годо").
Дело не в том, что в мире Геймана это невозможно (вполне возможно) - просто Геймана это не интересует.
petro_gulak: (Just Homsa)
Не могу не перепостить. Neverwhere - это "Задверье", "Никгоде" тож, радиоспектакль по книге Геймана. Бенедикт Камбербэтч в роли - естественно - ангела Ислингтона. (А еще там Джеймс Макэвой, Софи Оконедо, Кристофер Ли, Бернард Криббинс, Энтони Хэд, сам Гейман...)

Оригинал взят у [livejournal.com profile] olga_lifeline в Ангел поет
Отрывок из третьей серии Neverwhere, эфир во вторник 19 марта.
Аудио отсюда



текст и перевод )
petro_gulak: (True Neutral)
http://journal.neilgaiman.com/2012/08/neil-armstrong.html



Neal Stephenson and I were not standing in order to make it quite clear who Neil #1 was and would always be.

Profile

petro_gulak: (Default)
Mikhail Nazarenko

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
45 6 7 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 202122 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:40 am
Powered by Dreamwidth Studios