petro_gulak: (... and the Bookman)
Есть переводы, которые сами по себе - тест на знание языка оригинала. Книга "Набоков о Набокове и прочем" (2002) каждый раз, как я беру ее в руки, доставляет мне новые радости.

«Если герой мертв и беззащитен, должно пройти столетие или около того, прежде чем могут быть опубликованы и подвергнуты насмешкам его дневники. В этой связи меня удивляет мнение рецензента несанкционированной биографии Т.С. Элиота, сказавшего, что "известный человек — живой или мертвый — честная игра"».

Fair game, good sir, fair game!
petro_gulak: (... and the Bookman)
Герой Набокова читал пушкинскую фразу "Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный" как ямбическое двустишие. Сегодня попалось на глаза еще одно двустишие того же автора, вынесенное в эпиграф статьи:

Слова поэта суть
Уже его дела.
petro_gulak: (... and the Bookman)
'How would you say "delightful talk" in Russian?
'How would you say "good night?" '


Oh, that would be:
Bessonitza, tvoy vzor oonyl i strashen;
lubov' moya, otstoopnika prostee.

(Insomnia, your stare is dull and ashen,
my love, forgive me this apostasy.)

(Vladimir Nabokov. An Evening of Russian Poetry)
petro_gulak: (... and the Bookman)
Адамович в "Комментариях", то есть почти через двадцать лет после "Дара" и вскоре после первого отдельного издания романа:
"У Розанова, если не ошибаюсь, в "Апокалипсисе", есть чрезвычайно странная страница..."
Упорный и отважный был человек Георгий Викторович.
petro_gulak: (... and the Bookman)
"Роману "Под знаком незаконнорожденных" [Набоков] сперва полагал дать другое название - "Личность из Порлока". Порлоком звали человека, чье внезапное появление оборвало на полуслове поэму Кольриджа "Хан Кублы" (Вопр. лит., 1993, № 1, с. 15).
petro_gulak: (... and the Bookman)
В апрельской "Звезде" наконец-то напечатаны (но в "Журнальном зале" не выложены) материалы ко второму тому "Дара" с предисловием Андрея Бабикова.
(via [livejournal.com profile] avvas)
petro_gulak: (... and the Bookman)
"...Рут Финнеган приводит в пример эпическую поэму с островов Фиджи, где... исполнитель то рассказывает о деяниях героя от третьего лица, то отождествляется с ним и рассказывает о них от первого лица, с резкими переходами от одного режима к другому. Важно отметить, что высказывания от первого лица не вставлены в рассказ, то есть не излагаются рассказчиком, а располагаются на одном уровне с повествовательными пассажами; рассказчик и герой сменяют друг друга именно как субъекты акта речи" (Шеффер. Что такое литературный жанр)
Как забавно и необычно, думаем мы и снимаем с полки "Дар".
petro_gulak: (... and the Bookman)
'Lermontov,' said Pnin, lifting two fingers, 'has expressed everything about mermaids in only two poems.'
petro_gulak: (... and the Bookman)
Попалась на глаза монография сербско-английской писательницы и культуролога с чудным набоковским именем Vesna Goldsworthy (née Bjelogrlić) "Inventing Ruritania: The Imperialism of the Imagination" (Yale University Press, 1998). Как ясно из названия - очередной кукушонок из гнезда Эдварда Саида: ах, нас, балканцев, евро-американцы изображали в своих книжках и тем самым стереотипизировали и колонизировали ("мама, он и меня сосчитал").
Оно бы ничего, только Руритания - никак не Балканы. А зато, а зато... а зато Руритания стала символом Балкан, вот (see рage 46).
Всё остальное доверия тоже не вызывает.
petro_gulak: (... and the Bookman)
Кажется, в сети еще не было полного текста набоковского перевода из Окуджавы - он и опубликован-то был только в 2008-м.
Так пусть будет.

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ РОМАНС
A SENTIMENTAL BALLAD

Speranza, I’ll be coming back
The day the bugler sounds retreat,
When to his lips he'll bring the bugle,
And outward his sharp elbow turn.

Speranza, I’ll remain unharmed:
The clammy earth is not for me,
Because for me are your misgivings
And the kind world of your concern.

But if an entire century
Goes by, and you are sick of hoping,
Speranza, if it's over me
That death his outspread wings should through
You must command: let then the bugler,
Sore wounded, raise himself a little
So that a last grenade may not
Dispatch me with a final blow.

But if I suddenly some day
Don't manage to protect myself,
When the terrestrial globe is jolted,
Whatever that new battle be,
I'll always fall in the same war,
The distant one, the Civil one.
And commissars in dusty helmets
Will bend in silence over me.

February 6, 1966

(Verses and Versions: Three Centuries of Russian Poetry Selected and Poetry, Selected and Translated by Vladimir Nabokov; Edited by Brian Boyd and Stanislav Shvabrin. Houghton: Mifflin, 2008.)
petro_gulak: (... and the Bookman)
В "Звезде" - письма Омри Ронена к Геннадию Барабтарло на околонабоковские темы и не только. Интересно само по себе, а еще - мелкими наблюдениями за важными вещами.
(Среди прочего: из "Пнина": "Victor's mother was not really dead; she had left his everyday father, Dr Eric Wind (now in South America), and was about to be married in Buffalo to a man named Church" - у Ильина: "...собиралась выйти замуж в Буффало за некоего Чёрча" - между тем, по мнению Ронена, "Виктор говорит "man called Church", потому что его мать так выговаривает "George"" - тот самый Джордж, который "...и шепчу я имя Георгий" из Лизиных стихов. По-моему, убедительно.)
petro_gulak: (... and the Bookman)
...В Монтане он, забравшись на холм, заметил внизу длинного зверя с когтями; на медведя этот зверь похож не был. Когда же он спросил про него у зоологов, те тут же сменили тему, и Володя сделал вывод, что они примерно себе представляют, о каком животном идет речь, но до времени говорить, кто это, не хотят. Сам же он подозревает, что это гигантский ленивец, чьи доисторические останки можно обнаружить в пещерах Лас-Вегаса.
(Из дневника Эдмунда Уилсона)
petro_gulak: (... and the Bookman)
"...Так он бредил долго, от воображаемого Вебера перескакивая на какие-то воображаемые свои мемуары, кропотливо рассуждая о том, что "самая маленькая судьба этого человека решена, ему нет спасения... В его крови найдена хоть микроскопическая частичка гноя, судьба его решена...". О себе ли он говорил, в себе ли почувствовал эту частичку, тайно испортившую всё то, что он за жизнь свою сделал и испытал?"!
(Набоков, "Жизнь Чернышевского", 1933/1937)

"О попытке слить воедино жизнь и творчество я говорил выше как о правде символизма. Эта правда за ним и останется, хотя она не ему одному принадлежит. Это — вечная правда, символизмом только наиболее глубоко и ярко пережитая. Но из нее же возникло и великое заблуждение символизма, его смертный грех. Провозгласив культ личности, символизм не поставил перед нею никаких задач, кроме "саморазвития". Он требовал, чтобы это развитие совершалось; но как, во имя чего и в каком направлении — он не предуказывал, предуказывать не хотел, да и не умел. (...) Символизм, кажется, родился с этой отравой в крови. В разной степени она бродила во всех людях символизма. В известной степени (или в известную пору) каждый был декадентом".
(Ходасевич, "Конец Ренаты", 1928)

Разница в том, что символизм оправдывается эстетически, а Чернышевский не может быть оправдан даже этически ("такие люди, как Чернышевский, при всех их смешных и страшных промахах, были, как ни верти, действительными героями..." - но в "Жизнь Чернышевского" эти размышления Федора показательно не входят).
Но чем дальше в прошлое отступает символизм, тем отчетливее запах той частички гноя: жизнетворчество, подменяющее творчество, умирает с последними мемуаристами.
petro_gulak: (... and the Bookman)
"Пьесу писать мучительно... Но начал-то я было писать другую вещь — и ничего не вышло — яростно разорвал пять страниц. Теперь ничего, покатилось, может быть даже колесиками оторвусь от земли, и побежит по бумаге та двукрылая тень, ради которой только и стоит писать" (ВН - Вере, 10 марта 1937 г.).
petro_gulak: (... and the Bookman)


- правильно подобранная фотография.
petro_gulak: (... and the Bookman)
- здесь.
(Интересно, когда наконец полностью напечатают наброски ко второму тому "Дара"?)
petro_gulak: (... and the Bookman)
Несколько позже монументальное исследование Андрея Белого о ритмах
загипнотизировало меня своей системой наглядного отмечания
и подсчитывания полуударений, так что
все свои старые четырехстопные стихи
я немедленно просмотрел с этой новой точки зрения...

Набокофилы знают и так, а нормальным людям может быть интересно:
Если изобразить ритмическую схему стихотворения В.В.Н. "Большая Медведица" по методу Андрея Белого - т. е. каждый пропуск ударения обозначить точкой, - получится ковш из семи звезд:

Был грозен волн полночный рев...
Семь девушек на взморье ждали
невозвратившихся челнов
и, руки заломив, рыдали.

Семь звездочек в суровой мгле
над рыбаками четко встали
и указали путь к земле...

23 сентября 1918

----
-*--
*-*-
-*--
-*--
*---
*---
petro_gulak: (... and the Bookman)
Набоков, "Память, говори":
"Вожделение веры, постоянное повисание на краю какой-либо признанной религии способны, как выяснилось, сами по себе доставлять своеобразное удовольствие. И только много позднее, в сороковых годах, некоторые из этих авторов наконец отыскали уверенный скат, по которому можно соскальзывать в позе, более-менее коленопреклоненной. Таковым оказался восторженный национализм, позволяющий называть государство (в данном случае сталинскую Россию) достойным и обаятельным на том единственном основании, что его армия победила в войне. Однако в начале тридцатых годов пропасть национализма угадывалась лишь еле-еле, а жрецы литературы еще наслаждались сладким замиранием на ее скользком краю. В их отношении к литературе они были странно консервативны; первым для них шло спасение души, вторым – взаимное восхваление, а там уж можно было поговорить и об искусстве".
petro_gulak: (... and the Bookman)
"...ибо давно догадывался, что никому и ничему всецело отдать душу неспособен: оборотный капитал ему был слишком нужен для своих частных дел; но зато, глядя на нее, он сразу добирался (чтобы через минуту скатиться опять) до таких высот нежности, страсти и жалости, до которых редкая любовь доходит" ("Дар").
"I am not handsome, I am not interesting, I am not talented. I am not even rich. But Lise, I offer you everything I have, to the last blood corpuscle, to the last tear, everything. And, believe me, this is more than any genius can offer you because a genius needs to keep so much in store, and thus cannot offer you the whole of himself as I do. I may not achieve happiness, but I know I shall do everything to make you happy" ("Пнин").

Параллели между книгами Набокова как автокомментарии: об этом писали многие (начиная по крайней мере с Паперно и Левинтона), но это, пожалуй. мой любимый пример.

Profile

petro_gulak: (Default)
Mikhail Nazarenko

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
45 6 7 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 202122 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:55 am
Powered by Dreamwidth Studios